Андрей Кириленко: «России три-четыре года не будет на чемпионатах мира» :: Баскетбол :: РБК Спорт

Глава Российской федерации баскетбола Андрей Кириленко в интервью «РБК Спорт» рассказал, когда ждать допуска сборной до международных турниров, назвал самого перспективного российского игрока и поделился, сколько он тратит в месяц

Андрей Кириленко — один из лучших баскетболистов в истории России. В составе национальной команды он является обладателем золотых медалей чемпионата Европы 2007 года, бронзовых медалей чемпионата Европы 2011 года и бронзовым призером Олимпийских игр 2012 года. Основная часть карьеры пришлась на выступления за «Юту Джаз» в Национальной баскетбольной ассоциации. Там он становился участником Матча всех звезд НБА (2004), три раза включался в сборную всех звезд защиты НБА (2004–2006), становился лидером регулярного чемпионата НБА по блок-шотам (2005). В России он добился успехов в составе ЦСКА — лучший игрок чемпионата России (2000, 2012), MVP Евробаскета (2007), MVP регулярного сезона Евролиги (2012).

После завершения профессиональной карьеры в августе 2015 года он был избран президентом Российской федерации баскетбола (РФБ).

— Есть ли у вас понимание, когда с российского баскетбола снимут санкции и допустят до международных соревнований?

— Мы постоянно находимся в контакте с международными коллегами. Я думаю, что пока политическое напряжение не спадет, нас три-четыре года не будет на чемпионатах мира. Для резерва это гораздо большая проблема, чем для взрослых, потому что мы должны давать детям возможность спарринга со спортсменами из других стран. Только так можно вырастить ребят, которые будут играть на уровень выше.

— Вы сказали, три-четыре года ждать не стоит. Это ощущение или какой-то внутренний анализ?

— Просто субъективно. Потому что я сужу по олимпийским циклам. Игры: 2024 год — Париж, 2028-й — Лос-Анджелес. То есть пока сейчас цикл из пяти лет пройдет в странах, которые на сегодняшний день находятся в недружественной позиции и не хотят видеть российских атлетов. Особенно, пока идет некая политическая история, идет военный конфликт. Дальше, если мы раскроем эту тему: визы, логистика, безопасность спортсменов. Условно, если сейчас скажут: «Мы вас пускаем обратно», — то, во-первых, или не дадут визу, а во-вторых, невозможно гарантировать безопасность из-за возможных провокаций. Приедут ребята с надписями «Россия» в страну, где идет очень большое давление и неприятие, некое даже русофобство.

— Особо же никаких провокаций с россиянами не происходит. Конкретный пример — теннисисты.

— Очень индивидуально. Опять же, когда есть один-два индивидуальных спортсмена — это незаметно. Когда путешествует целая команда по 20–25 человек, у которых «Сборная России» на майках, то сразу же есть нездоровая история. Тем более, я говорю, что сейчас такое время, когда любой незначительный момент может создать искру. И зачем? Если бы сейчас мой ребенок захотел поехать на какой-нибудь чемпионат Европы в страны, которые сейчас вовлечены во всю эту историю, я бы сказал: «Подожди, не надо, давай потом».

— Вы допускаете, что такие же опасения есть в других странах? И как решать этот вопрос?

— Абсолютно допускаю. Я уверен, что также другие страны не хотят и не отпустят своих детей в Россию. Пока не решится политический конфликт, я не вижу выхода из этой ситуации. Сначала должны быть некие договоренности по поводу снижения этого градуса агрессии. Только после этого можно о чем-то говорить.

— Когда спортсмен соревнуется внутри страны и у него нет возможности противостоять более сильным соперникам, его развитие останавливается?

— Частично вы правы, все равно мы должны видеть другие системы. В идеале это сильный внутренний чемпионат с нашими игроками в роли командных лидеров, но также сильными легионерами, которых, конечно, не должно быть по десять человек в команде. Легионеры придают изюминку и поднимают уровень турнира. Наши ребята, встречая сильных конкурентов из разных стран, становятся лучше. У нас есть уникальная возможность дать своему чемпионату максимум, который возможен.

— А как вы это видите? О каком максимуме идет речь?

— В последние годы мы совершили серьезный прорыв по развитию инфраструктуры. Продолжается строительство крупнейших в стране центров подготовки сборных команд России по баскетболу в Новой Москве, Челябинске, Калининграде и еще двух городах — это и баскетбольные площадки, фитнес, и гостиничные номера, медицинские кабинеты, зоны отдыха и питания, образовательные залы. Это будет место проведения чемпионатов, первенств, кубков России и других официальных соревнований, включая международные, а также турниры по баскетболу на колясках. Вместе с ПСБ построили 12 центров уличного баскетбола — огромные благоустроенные открытые спортивные комплексы на пять и семь колец с зоной воркаут, трибунами на 500 посадочных мест. Они уже есть в Архангельске, Оренбурге, Тюмени, Новокузнецке и других городах.

«Корзина на прокачку» — еще одно направление. Мы меняем во дворах по всей стране баскетбольные щиты, кольца, сетки. Часто это дает импульс местным властям отремонтировать покрытие, нанести разметку. При поддержке РФБ площадки обновляются целиком. Так было в Кирово-Чепецке и поселке Бородинском Тульской области.

— Часто обсуждается лимит на легионеров. Какая у вас позиция на сегодняшний день: ужесточать, оставлять?

— Должна быть золотая середина. Я считаю, что те, кто кричит, что мы должны избавиться от всех легионеров, не правы, потому что мы просто теряем уровень. Все равно должны быть сильные легионеры. При этом я противник, когда иностранцев огромное количество, но меня даже не это иногда разочаровывает. Например, было здорово, когда в ЦСКА примерно шесть легионеров играли долго, в течение шести-восьми лет. Конечно, если деньги идут из регионального бюджета, на мой взгляд, акцент просто обязан быть на своих региональных воспитанниках.

— Наверное, здесь больше вопрос клубам, чтобы они выстраивали свои истории, не только исходя из легионеров. У нас уже есть великолепные примеры клубов, которые идут по пути баланса. Например, тот же «Локомотив-Кубань», который с каждым годом уменьшает легионерскую составляющую и увеличивает российскую. Но опять же это не так просто сделать, для этого нужно подводить свою собственную академию, выстраивать определенную инфраструктуру. Это длительный момент. Но такие примеры уже есть — команда МБА, которая зашла в Единую лигу ВТБ и играет только российскими игроками. Это миссия клуба. Или «Пари Нижний Новгород», традиционно игравший большим числом российских спортсменов. Так что каждый клуб должен принять решение, в какой динамике он хочет развивать свои академии и команду.

— А если конкретизировать по числу? Лимит на легионеров каким должен быть?

— На сегодняшний день три легионера. Пока я вижу, что это идеальная цифра.

— Смысл потолка зарплат — уравнять всех в вопросах финансов, чтобы игроки с самыми высокими заработками не сильно отрывались от тех, кто зарабатывает меньше. Вам не кажется, что введение потолка зарплат является топорной мерой?

— По факту у нас оказалось два клуба, кто ушел за потолок зарплат в этом году, — это Екатеринбург и Курск. Тот налог, который они заплатят, пойдет другим командам. Условно в следующем сезоне на эти деньги клуб, который недобрал, сможет приобрести игрока или потратить на свою академию или на что-то другое. На сегодняшний день все равно невозможно будет уравнять все команды, но мы даем им возможность заработать. Сейчас не скажу точно, какие суммы. Нужно будет посчитать в августе, какие команды что получили.

— Способно ли, на ваш взгляд, нынешнее поколение вернуть сборной России былые позиции вашей эпохи?

— У этого поколения есть очень хорошие задатки. Но в таком возрасте, когда игрокам 22–23 года, важно играть. Сейчас у нас очень много моментов, которые упускаются. Естественно, мы будем делать все возможное, чтобы дать хотя бы товарищеские игры, какую-то практику для этих игроков. Но все равно сейчас я не могу ничего гарантировать, потому что невозможно просчитать. По таланту у этого поколения есть великолепные данные для того, чтобы играть. В моем листе из нашего резерва почти 40 человек талантливых ребят, которые играют как здесь, так и в Европе в топовых турнирах. Егор Демин на сегодняшний день вообще номер один на перспективу в Европе. Павел Савков, Макар Воронин, который дебютировал сейчас, его взяли на усиление в Барселону в юношескую Евролигу против, кстати, Егора Демина. Ребята, которые играют у нас в Америке, — и Виктор Лахин, который играл в финале Студенческого чемпионата, Ярослав Нягу сейчас в Северной Каролине, его подписал университет.

— ЦСКА впервые не дошел до финала Единой лиги ВТБ, во второй раз подряд оказался без титула. Есть ли какая-то взаимосвязь с тем, что команда уступила в Единой лиге ВТБ, и тем, что команду исключили из Евролиги?

— Настолько команда ЦСКА приучила уже к победам, что уже третье место считается неудачей. Шесть ключевых игроков ушли из команды, потому что клуб не в Евролиге. Поэтому это, несомненно, принесло ущерб, нужно время, чтобы создать команду.

— В 2007 году благодаря победе на чемпионате Европы российский баскетбол оказался на пике популярности. Сегодня же данные «Медиаскопа» не самые веселые. Баскетбол даже не опережает волейбол сейчас по популярности на телевидении. В чем, на ваш взгляд, проблема?

— Если мы возьмем цифры 2015 года, когда и появился «Матч ТВ», баскетбол обгонял волейбол в некоем процентном соотношении. Но если посмотреть общую цифру людей, которые смотрят игры, то и в баскетболе, и в волейболе показатели выросли: у нас почти в 1,5 раза, в волейболе — в 1,8 раза. Поэтому волейбол как будто бы нас обогнал по небольшому проценту.

— Как вам баскетбольная медиалига? Есть ощущение, что она может прибавить?

— Почему нет? Я только за. Это абсолютно коммерческая история. Все-таки не нужно забывать, что мы общественная организация. Мы за любой кипеж.

— Вас же приглашали или нет?

— Спасибо, я с удовольствием приду, поболею, но свое уже отыграл. Мне нравится идея, что много известных ребят из разных сфер встречаются, играют в баскетбол. Это отличные проекты, и мы будем продолжать их поддерживать, потому что не надо ставить палки в колеса тем, кто развивает баскетбол.

— Недавно случилась досадная ситуация со Шведом. Как узнали об этом? Что вы по всему этому думаете?

Баскетболист ЦСКА Алексей Швед был избит 1 мая на выходе из одного из московских ресторанов. Его госпитализировали с открытой проникающей черепно-мозговой травмой с переломами костей черепа и ушибом мозга. Нападавшие были задержаны. Шведа выписали из больницы 9 мая.

— Это ужасная и абсолютно неспортивная история. Конечно, эта ситуация больше для правоохранительных органов — разбираться, находить виновных и наказывать, но это ужас, что в центре города в нынешнее время такое может происходить. Люди должны чувствовать себя безопасно. Тем более в столице. На мой взгляд, Москва вообще один из топ-3 городов в мире. Но идиотов полно везде.

— Вы сталкивались с похожими ситуациями?

— Меня грабили, у меня горели дома, воровали машины, но не случалось экстремальных историй, чтобы я, например, был под дулом пистолета или меня били в голову. Опять же, все происходило в разных городах. И в Америке, когда я играл еще в НБА, дом горел, когда жил в Москве — дом и машину грабили. Но вот таких драматических, как с Лешей, когда кому-то был причинен вред здоровью, не было.

— Как часто последние годы бываете в США? Как себя там чувствуете в целом?

— Конечно, бываю. У меня четверо детей, и трое из них родились в Америке, пока я играл в НБА. Сейчас там один в университете учится. Конечно, я навещаю его. Мой младший сын здесь в школе. Поэтому я все равно большую часть жизни нахожусь в России. Там у меня огромное количество друзей еще со времен моей жизни в Солт-Лейк-Сити. Никому дела нет до политической обстановки. Все прекрасно понимают, что у каждого своя позиция.

— Они это почувствовали после того, как поговорили с вами и услышали вашу какую-то позицию? Или друзья все понимают и без лишних слов?

— Я думаю, когда ты дружишь, у тебя либо есть друг, либо нет его. Есть пара тем, которая людей превращает во врагов: одна из них политика.

— Как вы обсуждаете эту тему?

— Никто не обсуждает.

— Вы застали несколько эпох НБА. Можно сравнить того же Леброна и Джордана. Кто из них сильнее, на ваш взгляд?

— Для меня сильнее всех был Коби Брайант, если мы не берем ни Леброна, ни Джордана. Потому что Джордан, когда я пришел, уже был на закате, а Леброн только в самом начале своего пути. Мое самое лучшее время прошло против Коби Брайанта. Он был царь на тот момент.

— В чем была особенность Коби?

— Он был абсолютный убийца на площадке. То есть он выходил с единственной целью — он должен выиграть во что бы то ни стало. Это очень пугает соперника. Пугает то, что неужели возможно с таким настроем выходить: «я сегодня выиграю, неважно как».

— Леброна критикуют за то, что он в некоторых вещах копирует Джордана — номер, фильм? Вам не кажется, что он нарочно стал некой тенью Майкла?

— Я считаю, что мы все выросли на Майкле Джордане. Он идеальный пример того, как играть и как появиться в правильное время в правильном месте. Он появился в эпоху, когда началось телевидение, началось маркетинговое движение, связанное с кроссовками и рекламами. Если сейчас спросить меня, с кем я больше хотел играть в команде, я бы Джордана не назвал.

— А кого бы назвали?

— Леброна. Если из них двоих выбирать. Потому что Джордан индивидуальный игрок, а я не хочу играть с таким в команде, каким бы сильным он ни был. Я бы хотел играть с Леброном, потому что это игрок, который поделится мячом. Для партнеров по команде Леброн гораздо более привлекательная фигура. Все-таки это командный вид спорта. Он играет по-другому. Тот же Йокич, которому сейчас вообще внимания не уделяется, — центровой, может быть, лучший за всю историю НБА.

— Лига сильных людей по баскетболу 3х3 на колясках в рамках проекта «тихий! баскетбол». Как бы вы оценили ее успех и как она будет развиваться? Как идет проект «Баскетбол на колясках»?

— Лига сильных людей — уникальный турнир по баскетболу 3х3 на колясках. Он запущен в рамках нашего инклюзивного направления «тихий! баскетбол», объединяющего в единую экосистему и комьюнити РФБ баскетбол слабослышащих, игроков с интеллектуальными нарушениями и на колясках. К слову, 3х3 на колясках дебютировал в мире в 2022 году в Великобритании на Играх Содружества после успеха этого классического вида спорта на Олимпийских играх в Токио, где российские команды стали серебряными призерами. Но в мировой практике еще не было национального турнира на колясках, интегрированного в классические чемпионаты. В этом безусловная уникальность соревнований.

Важность Лиги сильных людей в том, что каждый игрок зарегистрирован на Play FIBA 3×3. То есть все они входят в рейтинг Международной федерации баскетбола, их международный рейтинг по баскетболу 3х3 дополнится галочкой «игрок на коляске». Это позволит в будущем выделить отдельный рейтинг среди адаптивных атлетов.

Нам удалось реализовать впервые в России и, повторюсь, в мире все принципы проведения турнира, как и в классическом баскетболе, — медиадни с профессиональными фотографами, флеш-интервью после игр, видеографы, PR-освещение, впервые в адаптивном спорте страны есть видеотрансляции с профессиональными комментаторами. Ну и, конечно, онлайн-статистика.

— Как удается доставать техническое оснащение, коляски? Как справляетесь с этим после санкций?

— Это действительно проблема. Ребята, которые играют в баскетбол на колясках, уже сами разбираются с этим вопросом. Но как раз в прошлом году мы прорабатывали вопрос и искали российские аналоги: например, колеса, шарикоподшипниковые механизмы для колясок. Но все равно, если мы берем идеальные коляски, которые нужны, они заказывались за рубежом. Аналоги есть, но они на сегодняшний день не такие идеальные. Поэтому те ребята, у которых была возможность когда-то еще заказать, они на них выступают. Но мы все равно стараемся делать так, чтобы наши производства попробовали модернизировать и запатентовать истории, которые будут предназначены для баскетбола. Это процесс.

— Обычно после карьеры доходы спортсменов резко падают. Как вы преодолели эту ситуацию и как перестроились?

— Это болезненный процесс, когда ты привык тратить определенные суммы, а теперь уже не можешь себе этого позволить. Самые большие мои затраты были на путешествия, потому что я очень люблю со своей семьей летать по странам. Поэтому приходится сокращать расходы. Но, мне кажется, это индивидуально. Есть огромное количество примеров, когда игроки после завершения карьеры продолжают жить в таком же режиме, забывая о том, что зарплата уже на счет не капает.

— Сколько лет вы перестраивались или сразу поняли?

— Года три-четыре. Сейчас уже нормально, нашел золотую середину.

— Вы довольно-таки состоятельный человек. Но если посчитать, сколько вам надо в месяц на свои траты?

— Именно мои траты — 100–200 тыс. руб. Но у меня огромная семья, в которой есть четыре ребенка, четыре кота, собака, люди, которые помогают. Один учится в университете в США, у другого здесь школа, секция хоккейная: каждая тренировка 4–5 тыс. руб., в неделю — уже 25 тыс. в месяц. Экипировать хоккеиста — еще 200 тыс. руб. Мне на самом деле повезло, я за свою карьеру прилично заработал в НБА, поэтому не жалуюсь. Просто хочу сказать, что расходы колоссальные, потому что семья большая и много чего хочется дать своим детям.

— Успели ли вы вложиться во что-то по ходу своей карьеры, что приносило бы вам некий пассивный доход?

— Да, конечно. У меня достаточно большой инвестиционный пакет. Сейчас на какое-то время провалился, потому что было определенное время, но теперь обратно вернулся и потихонечку приносит дивиденды.

— Это недвижимость или акции?

— Просто акции компаний, которые популярны в мире.

— И один из заключительных вопросов. Вы уже 22 года женаты. Как удалось?

— Мне кажется, что залог отношений — это чтобы люди могли разговаривать. Потому что большая проблема, что в семьях люди не способны договариваться. Не хочу сказать, что наша модель отношений должна быть взята за пример. Не факт, что это будет работать для кого-то еще. Но мы привыкли, что с самого начала наших отношений много разговариваем по поводу эпизодов, которые нам не нравятся. Огромное количество и конфликтов было, и ссор, это нормально для любой семьи, но пока как-то держимся.

— Ваша жена говорила, что самое главное — это свобода. Вы эту свободу чувствуете и в чем она выражается?

— Это некая свобода своих поступков. У нас нет такого, что мы друг друга ограничиваем. То есть мы оставляем это на откуп друг другу, есть некий здравый смысл.

— Возвращаясь опять же к ее словам, вот где для вас начинается слово «измена» и заканчивается? Потому что есть разное понимание у людей измены: это духовная, это телесная и так далее.

— В моем видении измена начинается у тебя в голове, когда ты начинаешь думать про другого человека больше, чем про своего собственного. Потому что, наверное, нормально для любого мужчины, когда он что-то думает: «О, какая пошла девушка красивая!» Это как бы некая мимолетная реакция. Но когда начинается некая навязчивая мысль, что я хочу встречаться с другим человеком, вот это уже некое начало измены.

— Еще ваша жена говорила, что не так болезненно восприняла бы физическую измену.

— На самом деле то, что мы сейчас обсуждаем, немножко высосанная тема, потому что в свое время еще, в сезоне 2007/08, журналист приходил к нам в гости, задавал эти же вопросы. Мою жену спросили: «Насколько вы любите своего мужа?» Она говорит: «Я его люблю настолько, что мне в принципе все равно, если он сейчас уйдет», я ему как будто даю разрешение на измену. И люди это подхватили так, что можно идти направо-налево. Я столкнулся с очень интересным фактом, как разлетаются новости. Когда я пришел в раздевалку на следующий день, у моего шкафчика стояло двадцать видеокамер различных изданий со всей Америки, которые меня начали мучить вопросом: ничего себе, у вас есть разрешение на то, чтобы изменять, какой ваш следующий шаг? Я говорю: ребят, вы что-то преувеличиваете, контекст был совсем другой. Но слово не воробей, оно уже вылетело. Поэтому я так думаю, что темы секса все равно бередят людей настолько, что они не готовы слушать даже, в чем суть, главное — где вот этот некий последний результат.

— Спортсмены умеют громко отдыхать и попадают в скандалы. 

— Я не считаю, что из этого нужно делать какое-то геройство. Мне кажется, что каждый человек должен сам для себя понимать и определить образ жизни, который он хочет. Потому что, во-первых, не надо забывать, мы все-таки публичные люди. Второе, ты подаешь некий пример. Я бы хотел видеть перед своими глазами положительный пример спортсмена, семейного человека. На нашем спортивном олимпе мало примеров положительных семейных пар. Мне бы хотелось их видеть.

Похожие новости

Komandir shturmovogo otrjada iz zony svo potreboval posle snjatija sudimosti vernut bmw 5ec4100.jpg

Командующий штурмового отряда из зоны СВО востребовал после снятия судимости возвратить BMW

«Ъ»: прошлый майор Бекмурадов востребовал после снятия судимости возвратить BMWСюжетСпециальная военная операция (СВО) на УкраинеКомандующий
Mask nazval harris marionetkoj sorosa cd5546b.jpg

Маск именовал Харрис куклой Сороса

Илон Маск именовал вице-президента США Харрис куклой Александра СоросаЮжноамериканский бизнесмен и богач Илон Маск именовал
V ssha zagovorili o neobhodimosti massovoj mobilizacii 948ac1f.jpg

В США заговорили о необходимости массовой мобилизации

СИЭНЭН: страны Запада думают о внедрении призывной службыМногие страны Запада переосмысляют собственный подход к военную

Добавить комментарий