Седов, Георгий

Великий спор за Северный полюс

В последней четверти XIX века было предпринято несколько попыток покорения Северного полюса, но все они оказались неудачными. Знаменитый Нансен образцово организовал экспедицию, но даже он вынужден был повернуть назад перед лицом неминуемой смерти, не дойдя до полюса примерно 300 километров.

Чуть дальше прошла итальянская экспедиция Умберто Каньи, но там не обошлось без жертв. Понимая, что до полюса они не дойдут, полярники повернули обратно, лишь на 30 километров преодолев рекорд Нансена.

В 1908 году о покорении полюса сообщил Фредерик Кук, а через год — Роберт Пири. Оба шли через Гренландию при помощи эскимосов. Пири имел влиятельных друзей в американском истеблишменте и сумел организовать против Кука кампанию. Кук не смог предоставить никаких доказательств пребывания на полюсе и даже попытался сфальсифицировать их, что было обнаружено прессой. Официальным первооткрывателем полюса решением конгресса был объявлен Пири. Однако со временем и его версия стала подвергаться сомнению.

Пири утверждал, что пешком покорил Северный полюс, причём последний отрезок от базы до полюса — 246 километров — его команда проделала за пять дней, а обратный путь — за три дня. То есть в среднем измождённые полярные исследователи проходили за день 45–80 километров в очень тяжёлых погодных условиях. При этом Умберто Каньи, которому удалось подойти к полюсу ближе всех, в среднем проходил за сутки всего 10–11 километров. Если учесть, что сам Пири к тому моменту был уже немолодым человеком (ему было 52 года), ему непросто было бы пройти такое расстояние за несколько дней даже в нормальном климате и по ровной дороге.

В настоящее время большинство исследователей считают, что ни Кук, ни Пири не покорили Северный полюс, но оба побывали в околополюсовой зоне (100–250 километров от полюса).

Словом, вопрос о покорении полюса был не решён. Свидетельства первооткрывателей были сомнительны. А Седов уже давно мечтал о славе покорителя и имел опыт полярных экспедиций. Он даже являлся членом Русского географического общества. На волне всеобщего интереса к арктической гонке Седов представил на рассмотрение Гидрографического управления план полярной экспедиции.

Служба

В 1901 году Седов явился с рекомендательным письмом к Ф. К. Дриженко. Н. В. Пинегин вспоминал:

Учёный принял Седова ласково и даже заставил поселиться у себя, пока не удастся поступить на службу. Дриженко и друг его гидрограф Варнек помогли преодолеть препятствия, возникшие при хлопотах о разрешении крестьянскому сыну держать экзамен за курс Морского корпуса. Рассказывал Седов, что его друзья и покровители добились сначала какого-то предварительного испытания… Официальный экзамен сдал блестяще и был произведён в чин поручика по Адмиралтейству… По совету Дриженко Седов поступил на службу в Главное гидрографическое управление.

Весной 1902 года Седов был зачислен на действительную службу по Адмиралтействув Главное гидрографическое управление.

Направлен в гидрографическую экспедицию Северного Ледовитого океана, проводившую в 1902 году изучение района острова Вайгач, а также гидрографические работы в устье реки Кары и около Новой Земли. Выполнял обязанности помощника начальника гидрографической экспедиции.

Деятельность Седова получила высокую оценку со стороны руководителя экспедициигидрографа А. И. Варнека:

Всегда, когда надо было найти кого-нибудь для исполнения трудного и ответственного дела, сопряжённого иногда с немалой опасностью, мой выбор падал на него, и он исполнял эти поручения с полной энергией, необходимой осторожностью и знанием дела. В 1903 году выполнял обязанности помощника начальника экспедиции уже под руководством Ф. К. Дриженко по описанию Карского моря

В 1903 году выполнял обязанности помощника начальника экспедиции уже под руководством Ф. К. Дриженко по описанию Карского моря.

В этом же году в Архангельске Седов встретил судно «Америка» и познакомился с его капитаном Энтони Фиала, который готовился к экспедиции на Северный полюс, что впоследствии подтолкнуло Г. Я. Седова к организации собственной экспедиции, однако из-за русско-японской войны планы по её подготовке пришлось отложить.

Во время русско-японской войны Седов командовал миноноской № 48 Сибирской военной флотилии, которая несла сторожевую вахту в Амурском заливе.

В 1905 году Георгий Яковлевич был назначен помощником лоцмейстера Николаевской-на-Амуре крепости. 2 мая 1905 года «за отлично усердную службу» пожалован орденом св. Станислава 3-й степени.

В 1906 году под руководством Седова были проведены лоцмейстерские работы по улучшению условий судоходства на Амуре.

В 1906 и 1907 годах в газете «Уссурийская жизнь» он опубликовал статьи «Северный океанский путь» и «Значение Северного океанского пути для России», где обосновывал дальнейшее освоение Северного морского пути.

В 1907 году Георгий Яковлевич за свой счёт издал брошюру «Право женщины на море», в которой говорил, что женщинам тоже нужно дать право на получение морского образования.

В 1908 году работал в экспедиции Каспийского моря под руководством Ф. К. Дриженко, где проводил рекогносцировочные работы для составления новых навигационных карт.

В 1909 году исследовал устье реки Колымы и морских подходов к ней.

В 1910 году на Новой Земле Седов картографировал Крестовую губу, где был заложен Ольгинский посёлок.

В 1911 году Георгий Яковлевич вновь работал над картами и лоцией Каспийского моря.

100 лет назад на ЗФИ

4.02 (17.02) 1914 г.

Рисунок А. Лурье к книге И. Винокурова «Пешком на полюс»

17.02.2014

Из дневника Г.В. Линника:

Прошлую ночь пришлось мне два раза раздеться, вылезать из мешка, выходить из палатки, чем спас собаку, чуть не разорванную другими отвязанными 4 собаками

В 9 часов утра двинулись дальше и, хотя собаки везут неважно, так как нарты тяжелые, а собак всего по 8 штук, все же к вечеру прошли около 15 верст и стали лагерем. Мороз сегодня доходил до – 39°. 

2.02. (15.02) 1914 г.

Слева направо: командир Г. Седов, доктор Кушаков, геолог Павлов, художник Н. Пинегин, Визе, Г. Линник, А. Пустошный.

15.02.2014

Из дневника Н.В. Пинегина: 

Второго февраля пасмурный рассвет. Буря окончательно стихла, от нее остался слабый ветерок. 23° С. Светать начало только к десяти часам. Седов с утра ушел на разведку, в половине одиннадцатого вернулся. Дорога тяжела. Вчерашняя буря намела большие сугробы, снег не успел еще затвердеть. С лицом бледным, болеечем обыкновенно задыхаясь, Седов поднялся на корабль. Он жаловался на боль в ногах и одышку.

1.02 (14.02) 1914 г.

Н.В. Пинегин в каюте

14.02.2014

Из дневника Н.В. Пинегина:

Весь вчерашний день — последние спешные сборы. Сегодня у борта три нарты цугом с разложенными шлейками. Остается только запрячь собак. 25 градусов мороза, жестокая буря, с юго-востока. Сила ветра до сорока метров в секунду.

Но отъезд не откладывается. Под вечер шторм утихает. Седов просил меня фотографировать его. Нарочно встал с постели и оделся.

31.01 (13.02) 1914 г.

Полюсная партия Седова перед выходом из бухты Тихой

13.02.2014

Из дневника Г.В. Линника:

Встали в 4 часа утра, закончили укладку и увязку последней третьей нарты. Затем с Пустошным ходили в салон, где художник нас сфотографировал. После чего я написал брату и с запечатанным дневником сдал начальнику.

27.01 (09.02) 1914 г.

Николай Пинегин с супругой Алевтиной Евлампиевной, сыном Юрием и сестрой Марией перед походом к Северному полюсу. Санкт-Петербург, 1912 год

09.02.2014

Из дневника Н.В. Пинегина:

Попытка Седова безумна. Пройти в пять с половиной месяцев почти 2000 километров без промежуточных складов с провиантом, рассчитанным на пять месяцев для людей и на два с половиной для собак?

Экспедиция Георгия Седова: до старта к полюсу

Георгий Седов с командой на судне «Святой Фока» перед отплытием. Архангельск, 1912 г.

07.02.2014

27 августа (14 августа по ст. стилю) 1912 года к 12 часам набережная у Соборной пристани города Архангельска была заполнена до отказа. Под пение церковного хора, звуки музыки и напутственные речи жители Архангельска провожали в плавание русскую полярную экспедицию старшего лейтенанта Георгия Седова к Северному полюсу. Около 3 часов дня судно экспедиции «Святой мученик Фока» с высокими стройными мачтами, расцвеченное праздничными флагами, медленно отойдет от пристани и на буксире двинется вниз по Северной Двине.

Авторы дневников

Седов Георгий Яковлевич

07.02.2014

Седов Георгий Яковлевич (1877-1914).

Русский гидрограф, полярный исследователь, старший лейтенант. Родился в Приазовье на хуторе Кривая Коса (ныне поселок Седово). Выходец из рыбацкой семьи, офицер военно-морского флота (старший лейтенант), действительный член Русского географического общества и Общества Изучения Русского Севера, почётный член Русского астрономического общества. Участвовал в экспедициях по изучению острова Вайгач, устья реки Кары, Новой Земли, Карского моря, Каспийского моря, устья реки Колымы и морских подходов к ней, Крестовой губы. Именем Седова названы два залива и пик на Новой Земле, ледник и мыс на Земле Франца-Иосифа, остров в Баренцевом море, мыс в Антарктиде, барк «Седов» и ледокольный пароход «Георгий Седов».

100 лет назад на ЗФИ

Св. мученик Фока

07.02.2014

В память о событиях, которые происходили 100 лет назад на архипелаге Земля Франца-Иосифа, национальный парк «Русская Арктика» начинает серию публикаций из дневников российских полярников – самого Г.Я. Седова, Г.В. Линника и художника Николая Пинегина, участника экспедиции на «Св. Фоке».

Свадьба

В 1909 годуСедов познакомился с будущей женой — Верой Валерьяновной Май-Маевской (племянницей генералаВ. З. Май-Маевского). В июле 1910 годавенчался с Верой Валерьяновной вАдмиралтейском соборе Санкт-Петербурга, расположенном в здании Главного Адмиралтейства. В этом же здании находилось и Главное Гидрографическое управление, где служил Седов. Он являлся, как и все служащие Главного гидрографического управления, прихожанином Адмиралтейского собора.

Посажённым отцом жениха на свадьбе был Ф. К. Дриженко.

Своей женитьбой, как считал Седов, он максимально приблизился к «высшему свету».

По некоторым данным, в 1908 или 1909 году он обзавёлся имением в Полтавской губернии. При этом Седову постоянно казалось, что его недооценивают и всячески обходят по службе:

То и дело в рассказе Седова слышались жалобы на отношение к нему как к «выскочке».

Несколько раз Седов порывался оставить службу, но Ф. К. Дриженко всякий раз терпеливо его отговаривал от этого, однако даже он не всегда мог удерживать Седова в разумных рамках. Претензии и самомнение Седова были крайне высоки.

Служба

В 1901 году Седов явился с рекомендательным письмом к Ф. К. Дриженко. Н. В. Пинегин вспоминал:

Весной 1902 года Седов был зачислен на действительную службу по Адмиралтейству в Главное гидрографическое управление.

Направлен в гидрографическую экспедицию Северного Ледовитого океана, проводившую в 1902 году изучение района острова Вайгач, а также гидрографические работы в устье реки Кары и около Новой Земли. Выполнял обязанности помощника начальника гидрографической экспедиции.

Деятельность Седова получила высокую оценку со стороны руководителя экспедиции гидрографа А. И. Варнека:

В 1903 году выполнял обязанности помощника начальника экспедиции уже под руководством Ф. К. Дриженко по описанию Карского моря.

В этом же году в Архангельске Седов встретил судно «Америка» и познакомился с его капитаном Энтони Фиала, который готовился к экспедиции на Северный полюс, что впоследствии подтолкнуло Г. Я. Седова к организации собственной экспедиции, однако из-за русско-японской войны планы по её подготовке пришлось отложить.

Во время русско-японской войны Седов командовал миноноской № 48 Сибирской военной флотилии, которая несла сторожевую вахту в Амурском заливе.

В 1905 году Георгий Яковлевич был назначен помощником лоцмейстера Николаевской-на-Амуре крепости.

В 1906 году под руководством Седова были проведены лоцмейстерские работы по улучшению условий судоходства на Амуре.

В 1906 и 1907 годах в газете «Уссурийская жизнь» он опубликовал статьи «Северный океанский путь» и «Значение Северного океанского пути для России», где обосновывал дальнейшее освоение Северного морского пути.

В 1907 году Георгий Яковлевич за свой счёт издал брошюру «Право женщины на море», в которой говорил, что женщинам тоже нужно дать право на получение морского образования.

В 1908 году работал в экспедиции Каспийского моря под руководством Ф. К. Дриженко, где проводил рекогносцировочные работы для составления новых навигационных карт.

В 1909 году исследовал устье реки Колымы и морских подходов к ней.

В 1910 году на Новой Земле Седов картографировал Крестовую губу, где был заложен Ольгинский посёлок.

В 1911 году Георгий Яковлевич вновь работал над картами и лоцией Каспийского моря.

Подготовка

С самого начала Седов загнал себя в жёсткие рамки, заявив, что экспедиция начнётся в 1912 году. Он обосновал это необходимостью опередить Амундсена, который якобы готовил поход на Северный полюс в 1913 году. Однако в действительности Амундсен в то время путешествовал по миру с лекциями, купаясь в лучах славы. Теоретически он предполагал начать подготовку к экспедиции в 1913 году, но скоро отказался от этой идеи. Так что на самом деле спешить Седову было некуда.

Предполагалось, что экспедиция будет финансироваться за казённый счёт. Однако представленный им план похода был отвергнут Гидрографическим управлением. Не поддержали идею даже друзья Седова — Дроженко и Варнек. План Седова был слишком фантастичен и практически гарантировал неудачу. Дело в том, что русский исследователь планировал повторить путь итальянца Каньи. Однако как раз экспедиция итальянца наглядно продемонстрировала, что этот путь опасен. Он тоже рассчитывал идти с Земли Франца-Иосифа и преодолевать по 15 километров в сутки. Но обстоятельства сложились так, что больше 10–11 километров в сутки ему пройти не удавалось. К тому же в партии погибло несколько человек. Теоретически Северный полюс по этому маршруту был достижим, но слишком велика была вероятность неудачи.

Кроме того, стало ясно, что Седов недостаточно хорошо знаком с опытом прошлых неудачных экспедиций. В итоге комиссия отказалась поддержать план Седова. Но он уже загорелся этой идеей и во чтобы то ни стало собирался отправиться к полюсу. Поддержку в этом ему оказала газета Суворина “Новое время”. Суворин был достаточно влиятельным журналистом, и при его поддержке был организован сбор частных пожертвований на экспедицию. К слову, подобная практика была весьма распространена в те времена: очень часто богатые меценаты оплачивали экспедиции за свой счёт. Или же объявлялся сбор средств. Например, экспедиция Нансена частично оплачивалась из казны, а остальную сумму собирали в качестве пожертвований.

Известно, что на экспедицию Седова по линии императорского кабинета выделил 10 тысяч рублей сам император Николай II. В целом деньги удалось собрать достаточно быстро. Экспедицию подвело не отсутствие средств, а спешная подготовка, которая оказалась скомканной. Седов заранее объявил, что отправится в экспедицию в августе 1912 года, и уже не желал переносить сроки ещё на год. Взяв двухлетний отпуск с сохранением содержания, лейтенант Седов начал подготовку к главному делу его жизни.

Успешные экспедиции в те времена готовились годами. Ведь именно от подготовки зависело выживание всей группы. В команду вербовались надёжные люди с большим опытом пребывания в полярных широтах. Очень тщательно контролировались закупки продовольствия, собак, продумывался вес снаряжения, проводились едва ли не поминутные расчёты пути, ведь каждый лишний километр и каждый лишний килограмм могли стать фатальными.

У Седова не было ни опыта подготовки подобных экспедиций, ни времени, чтобы тщательно всё организовать и проконтролировать. Если для экспедиции Нансена по специальному заказу была построена эксклюзивная яхта “Фрам”, сделанная с расчётом на пребывание во льдах, то Седову пришлось нанимать старую шхуну. Из-за спешки её даже не успели как следует отремонтировать.

Вместо породистых ездовых половина собак были обыкновенными дворнягами. Седову не удалось найти опытных людей для экспедиции. Хотя на судне было радио, завербовать радиста не удалось. За неделю до экспедиции выяснилось, что судно не сможет взять груз в полном объёме, и часть продовольствия и снаряжения для экспедиции пришлось оставить в порту.

За три дня до отправления часть команды, включая капитана, штурмана и механика, отказалась выходить в поход и уволилась. Буквально за два дня пришлось экстренно набирать новый штат. Впрочем, команда корабля была делом второстепенным, поскольку экипаж должен был только доставить экспедицию на Землю Франца-Иосифа и сразу же вернуться.

Крестьянский сын, мечтавший о море

Георгий Седов родился в семье крестьянина. Семья Седовых была довольно большая, поэтому исключительно крестьянским трудом было трудно прокормиться. Глава семьи помимо работы в поле занимался ловлей рыбы и периодически уезжал в город на заработки. С ранних лет будущий полярный исследователь помогал отцу в его рыбацком промысле. Так он и полюбил море.

Однажды его отец уехал на заработки и вернулся только через три года. В это время Георгию пришлось работать батраком, поскольку семья осталась практически без средств к существованию. Но после возвращения отца дела постепенно наладились, и он наконец смог окончить церковно-приходскую школу.

С мечтой о море 18-летний Седов уехал в Ростов-на-Дону с целью поступления в мореходные классы. Его приняли с условием, что он прослужит три месяца матросом на торговом судне. Он выполнил условие со всем возможным прилежанием. Усердие молодого человека было оценено, и в конце концов он был принят на казённый счёт, то есть он не платил за учёбу и проживание.

В летние месяцы Седов нанимался для дополнительной практики на торговые суда, ходившие по Чёрному морю, и уже к концу учёбы успел побыть помощником капитана. С дипломом шкипера каботажного плавания Седов устроился в торговый флот.

Однако ему были более интересны исследовательская деятельность и дальние плавания. Но это было прерогативой военного флота. Но попасть туда “с улицы” было не так уж просто. Морское офицерство было куда более кастовым и закрытым, чем армейское. Там служили целыми династиями, когда и прадед офицер, и дед, и отец, и все братья.

Седов завербовался вольноопределяющимся на флот. Эта категория военнослужащих существовала с целью подготовки офицеров запаса. Человек, имевший определённый образовательный уровень, мог добровольно пойти на военную службу на льготных условиях. По окончании срока службы он должен был выдержать экзамен, от которого зависело, получит он офицерский или унтер-офицерский чин. После экзамена он мог продолжить службу в армии или зачислялся в запас — в зависимости от его желания.

После двухлетней службы и сдачи экзамена вольноопределяющиеся на флоте, как правило, получали звание прапорщика по адмиралтейству. Это был первый офицерский чин на флоте. Вскоре о молодом офицере с необычной судьбой узнали высокие чины. Немалую помощь ему оказал контр-адмирал Александр Дриженко, который похлопотал о нём и помог с экстерном в Морском корпусе. Сдав экзамен, Седов стал поручиком по адмиралтейству.

Дриженко также написал рекомендательное письмо своему брату — видному исследователю и картографу Фёдору Дриженко.

Учёный оказал молодому офицеру всю возможную поддержку и даже поселил Седова у себя, чтобы тот не тратил деньги на жильё в российской столице. В дальнейшем Дриженко был неизменным “ангелом-хранителем” Седова и его другом. Благодаря его хлопотам исполнилась мечта Седова — он был зачислен в Главное гидрографическое управление.

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector