Лека Миронова первая манекенщица Славы Зайцева и звезда Советского Союза

Знакомство с Вячеславом Зайцевым

Так как из-за проблем со зрением Леокадия была вынуждена пропустить один год, никуда не поступая, она решила немного заработать, позируя для учебных работ художников в Театрально-техническом художественном училище. В 1962 году Леокадия Миронова поехала в Молодежный дом моделей, чтобы поддержать свою подругу, студентку этого училища, собиравшуюся стать манекенщицей. Именно там девушку заметил начинающий модельер Вячеслав Зайцев и моментально угадал в ней свою музу. Он же и посоветовал официальное сокращение имени Леокадии Мироновой – Лека, под которым она впоследствии прославилась.

Дебютный показ Леокадии состоялся в Звездном городке на день Красной Армии, спустя всего два дня после знакомства с Зайцевым. Впервые оказавшись на подиуме, девушка проявила себя как настоящая профессионалка, после чего между ней и Вячеславом началось многолетнее сотрудничество, переросшее в большую дружбу.

После ухода

В конце концов Лека устала бороться. Она подала заявление об уходе, при этом указав, что на этот шаг ее просто вынудили. Мироновой советовали переписать бумагу, но она наотрез отказалась это делать. Последствия такой принципиальности оказались плачевными: манекенщицу перестали показывать по телевидению, не приглашали на показы и съемки. С большим трудом ей удалось устроиться в Дом моделей в подмосковных Химках, где Миронова отработала больше 20-ти лет. За все эти годы она ни разу не обнародовала имена своих обидчиков из ЦК, мотивируя это тем, что их дети и внуки еще живы.

Сегодня Леке Мироновой уже за 70, но она продолжает дружить с Вячеславом Зайцевым и даже иногда выходит на подиум. Она по-прежнему хороша собой и прямо держит спину. «Советская Одри Хепберн» советует всем поступать, как она, а именно никогда не сдаваться.

На «Первом канале» стартовал многосерийный фильм «Манекенщица». Перед зрителями разворачиваются трагедии мира моды в советское время. Но многое, показанное в этой истории, – всего лишь плод фантазии сценаристов.

Об этом нам рассказала первая советская топ-модель с мировым именем Леокадия Миронова. За границей Миронову называли «русской Одри Хепбёрн». Только наша Лёка (в свои 70 с лишним она просит называть себя только так) еще более утонченная. В мир моды девушку, прежде занимавшуюся балетом, привел Вячеслав Зайцев. И она стала его музой. Их сотрудничеству уже почти 52 года. С помощью прославленной манекенщицы мы попытались отделить правду от вымысла.

В кадре: девочка из детдома Саша (играет Анна Михайловская) приезжает в Москву, не поступает в институт и идет работать уборщицей в знаменитый Дом моделей на Кузнецком Мосту. Там красотку замечают, и неожиданно она становится звездой подиума. Девочка из провинции в советское время действительно могла так запросто поймать удачу за хвост?

Лёка Миронова:

– Такое могло быть. Консультанты Дома моделей приглашали девушек буквально с улицы, заметив подходящие для работы в этой профессии лицо и фигурку. При этом далеко не все обладали эталонными ныне параметрами 90–60–90. Напротив. Многие были маленького роста. Я, например, по сравнению с нынешними моделями среднего роста. Были модели даже с 56-м размером одежды. Часто бывало: по подиуму идут две стройные девушки, а между ними – полная красивая дама. Разным был и возраст сотрудниц – от 17 до 70 лет. Потому что главная задача профессии в наше время была – показать, что любая женщина, любой весовой категории и любого возраста может выглядеть красоткой. Кстати, попасть в мир моды не считалось такой уж удачей – обычная работа. А в материальном плане, я бы сказала, ниже среднего. Те же уборщицы получали 60 рублей в месяц, а манекенщицы – 76. Но уборщица могла еще подрабатывать, а мы – нет.

Анна Михайловская /

В кадре: против бедной Саши интригуют коллеги.

Лёка Миронова:

– У нас даже близко интриг не было. Мы работали при Доме моделей, штат укомплектован, никакой конкуренции. Наоборот, особо ленивые девушки могли и не выйти лишний раз на подиум, сказавшись больными, – а зачем, если зарплата и так идет? Это сейчас показов немного, поэтому воюют. Я бы, например, сейчас ни за что не стала работать моделью. Ведь надо бегать по кастингам, толкаться локтями, распихивая соперниц, а мне подобное поведение претит.

Лёка Миронова /

В кадре: за Сашей пытается ухлестывать влиятельный сотрудник КГБ. Но она ему отказывает, и он начинает мстить.

Лёка Миронова:

– Было. Мужчины, наделенные властью, во все времена убеждены: всё самое красивое в мире должно принадлежать им. Сколько сломанных женских судеб! Во время международных показов партийцы, приставленные следить за моральным обликом девушек, приходили в номера с вином. А получая от ворот поворот, начинали мстить. Строчили анонимные кляузы, обвиняя девочку, давшую отставку, в шпионаже и связях с врагами СССР. Я и сама попала под этот прессинг, когда отказала одному большому человеку, а потом полтора года сидела без работы. Меня грозились посадить за тунеядство, выселить из Москвы и даже камнем пристукнуть. Но я не сломалась. И мне не стыдно ни за секунду своей жизни.

Лёка Миронова и Вячеслав Зайцев /

В кадре: жизнь манекенщицы трудна, но, пройдя испытания, можно обрести счастье.

Лёка Миронова:

– Современным женщинам и матерям, мечтающим отдать своих дочерей в модельный бизнес, скажу: не надо этого делать. Трудностей и боли, которые выпадают на долю манекенщиц, не пожелаешь и врагу.

Фото пресс-службы «Первого канала», vk.com, Legion-Media

Плейбой для ЦК

– А вам ничего не доставалось? Вы ничего не покупали из этого?

Шутить изволите. Нам ничего не доставалось. Да и куда было ходить в красивой одежде в наше советское время?

У нас была отдельная коллекция для иностранных делегаций. Там было много всего разного, зависело от того, кому показывали. Меня пригласили на парад лучших манекенщиц мира в 1966-м году со ставкой 2 тысячи долларов в час. Я за всю жизнь столько тогда не заработала. Но меня не пустили – родословная подкачала. Девочки почти все ездили за границу. Я не ездила, потому что дворянского происхождения.

А потом я со Славой Зайцевым познакомилась, меня пригласили, и мы уже долго вместе работаем и дружим. Между мной и Славой – гармония. И он, когда меня увидел, сразу сказал: Будешь моей манекенщицей. Все. И вот 55 лет будет в следующем году, как мы дружим.

– Вы ушли из манекенщиц, потому что кто-то из высоких чиновников очень вами заинтересовался?

Я действительно попала в очень неприятную историю, которая мне грозила очень большими неприятностями. Началось с того, что пришла съемочная группа к дирекции, они сказали: Нам нужна вот эта девушка для проведения съемок. Директор меня вызывает, снимает с сеансов, и я еду на съемки. Приезжаем в очень хорошо обставленную квартиру, к матери одного известнейшего человека, и они мне говорят: У нас съемки для ЦК. Платить будем очень хорошо. Я поинтересовалась, что и как?

Оказалось, они делают для работников ЦК КПСС что-то типа “Плейбоя”. Они в этом интерьере полуобнаженную или обнаженную женщину хотели снять. Я сказала, что в такие игры не играю. – А нам пришел на вас заказ из ЦК. Я говорю: мало ли у кого какие фантазии. Это исключено. – Нет, раздевайтесь

Но я умею концентрировать свое внимание. Я тогда где-то взяла, что было под рукой – какую-то электронику дорогую – и говорю: Если вы сейчас же меня не отпустите, я устрою здесь погром, вот эту штуку брошу в окно и буду кричать

Мне говорят: Вот такая-то артистка уже снималась, такая-то и такая-то… Я говорю: Ну и флаг им в руки. Я не полиция нравов. Им нравится – ради Бога. Я этого не хочу, мне этого не надо.

После этого мне стали звонить и угрожать, где-то подстерегать, преследовать. А потом, когда я ушла, меня полтора года вообще никуда не брали на работу. А когда девочки ездили за границу, за ними следили, как они себя ведут, чтобы они не пошли куда-нибудь. Но сами наши дипсотрудники старались влезть к ним, чтобы девочки их обслуживали. Девочки в ужасе были, жаловались, скандалили, все такое прочее. Кошмар. Это им нужно, так пусть идут на панель и берут. Нет же, им надо было своих.

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

«Модель, муза, мечта…» — именно такие эпитеты слышала в свой адрес известная манекенщица и одна из первых советских моделей Лека Миронова. Вячеслав Зайцев называл ее своей вдохновительницей, не скрывая восхищения, а коллеги сравнивали с Одри Хепберн, такой же жгучей и харизматичной брюнеткой.

Личная жизнь

Леокадия Миронова за свою жизнь один раз была замужем, пробыв в браке со своим бывшим одноклассником всего год. Молодым супругам было по 20 лет, и они расстались из-за того, что новоиспеченный муж отказался жить со своей тещей. Для Леки это был вопрос принципиальный – ее отец недавно скончался вследствие болезни, которая развилась в ссылке, и она ни за что не оставила бы свою мать в одиночестве.

Любовь всей своей жизни Леокадия Миронова встретила в Латвии, когда была на съезде модельеров СССР. Антанас – так звали молодого человека, оказался связан с нацистским движением, но собирался порвать с ним ради возлюбленной. Леокадия не позволила ему этого, опасаясь, что нацисты могут жестоко расправиться с ним. С тех пор советская звезда подиума так и не смогла никого полюбить, всю жизнь храня в сердце любовь к Антанасу.

На «Первом канале» стартовал многосерийный фильм «Манекенщица». Перед зрителями разворачиваются трагедии мира моды в советское время. Но многое, показанное в этой истории, – всего лишь плод фантазии сценаристов.

Об этом нам рассказала первая советская топ-модель с мировым именем Леокадия Миронова. За границей Миронову называли «русской Одри Хепбёрн». Только наша Лёка (в свои 70 с лишним она просит называть себя только так) еще более утонченная. В мир моды девушку, прежде занимавшуюся балетом, привел Вячеслав Зайцев. И она стала его музой. Их сотрудничеству уже почти 52 года. С помощью прославленной манекенщицы мы попытались отделить правду от вымысла.

В кадре: девочка из детдома Саша (играет Анна Михайловская) приезжает в Москву, не поступает в институт и идет работать уборщицей в знаменитый Дом моделей на Кузнецком Мосту. Там красотку замечают, и неожиданно она становится звездой подиума. Девочка из провинции в советское время действительно могла так запросто поймать удачу за хвост?

Лёка Миронова:

– Такое могло быть. Консультанты Дома моделей приглашали девушек буквально с улицы, заметив подходящие для работы в этой профессии лицо и фигурку. При этом далеко не все обладали эталонными ныне параметрами 90–60–90. Напротив. Многие были маленького роста. Я, например, по сравнению с нынешними моделями среднего роста. Были модели даже с 56-м размером одежды. Часто бывало: по подиуму идут две стройные девушки, а между ними – полная красивая дама. Разным был и возраст сотрудниц – от 17 до 70 лет. Потому что главная задача профессии в наше время была – показать, что любая женщина, любой весовой категории и любого возраста может выглядеть красоткой. Кстати, попасть в мир моды не считалось такой уж удачей – обычная работа. А в материальном плане, я бы сказала, ниже среднего. Те же уборщицы получали 60 рублей в месяц, а манекенщицы – 76. Но уборщица могла еще подрабатывать, а мы – нет.

Анна Михайловская /

В кадре: против бедной Саши интригуют коллеги.

Лёка Миронова:

– У нас даже близко интриг не было. Мы работали при Доме моделей, штат укомплектован, никакой конкуренции. Наоборот, особо ленивые девушки могли и не выйти лишний раз на подиум, сказавшись больными, – а зачем, если зарплата и так идет? Это сейчас показов немного, поэтому воюют. Я бы, например, сейчас ни за что не стала работать моделью. Ведь надо бегать по кастингам, толкаться локтями, распихивая соперниц, а мне подобное поведение претит.

Лёка Миронова /

В кадре: за Сашей пытается ухлестывать влиятельный сотрудник КГБ. Но она ему отказывает, и он начинает мстить.

Лёка Миронова:

– Было. Мужчины, наделенные властью, во все времена убеждены: всё самое красивое в мире должно принадлежать им. Сколько сломанных женских судеб! Во время международных показов партийцы, приставленные следить за моральным обликом девушек, приходили в номера с вином. А получая от ворот поворот, начинали мстить. Строчили анонимные кляузы, обвиняя девочку, давшую отставку, в шпионаже и связях с врагами СССР. Я и сама попала под этот прессинг, когда отказала одному большому человеку, а потом полтора года сидела без работы. Меня грозились посадить за тунеядство, выселить из Москвы и даже камнем пристукнуть. Но я не сломалась. И мне не стыдно ни за секунду своей жизни.

Лёка Миронова и Вячеслав Зайцев /

В кадре: жизнь манекенщицы трудна, но, пройдя испытания, можно обрести счастье.

Лёка Миронова:

– Современным женщинам и матерям, мечтающим отдать своих дочерей в модельный бизнес, скажу: не надо этого делать. Трудностей и боли, которые выпадают на долю манекенщиц, не пожелаешь и врагу.

Фото пресс-службы «Первого канала», vk.com, Legion-Media

Судьбоносная встреча

Однажды Леку приглашают в Латвию, где проходит съезд модельеров. Первая поездка заграницу обернулась для нее бешеной популярностью и судьбоносным знакомством. Именно здесь девушка встретила любовь всей свой жизни — фотографа Антанаса. Любовь с первого взгляда — так описывает свои чувства манекенщица, наконец-то встретившая своего принца. Роман развивался стремительно, Лека полностью растворилась в родных глазах и думала, что так будет всегда. Но у Латвии всегда были напряженные отношения с СССР, и те, кто имел связи с иностранцами, преследовались националистами. Угрозы дошли до того, что Лека испугалась за жизнь Анастаса и приняла решение отречься от самой большой любви своей жизни. К слову, Лека так и не смогла больше влюбиться — у нее нет детей, и всю свою жизнь она посвятила карьере.

Чтобы хоть как-то забыть любовную неудачу, Лека много работала — путешествовала по СССР, участвовала в показах, принимала приглашения сняться в художественных фильмах от отечественных режиссеров. Она бы с легкостью могла бы покорить мир, только за пределы союза ее не выпускали.

Сегодня Лека живет на окраине Москвы и владеет небольшим модельным агентством. По сей день Вячеслав Зайцев приглашает Миронову участвовать в модных показах, как свою единственную и неповторимую музу.

28 Мар 2018

Советскую модель Леокадию Миронову
сравнивали со звездой Голливуда Одри Хепберн. Не менее элегантная, Лека стала одной из первых манекенщицей пролетариатов и ставила за задачу показать изящность женщины во всей красе.

В то время как иностранные модели получали до 2 000 $ за час показов, модели СССР могли рассчитывать на жалование в 74 рубля
. Сравни, уборщицы получали 60 рублей, но при этом им не приходилось покупать всё за свой счет.

Финансирование новой профессии не отличалось особой щедростью, потому макияж, гардероб и даже поездки оплачивались самими моделями. Покровителем Мироновой стал Вячеслав Зайцев
, на тот момент молодой и предприимчивый модельер .

Именно он предложил Леокадии работу в индустрии красоты. В 1962 году Лека пришла в Дом моделей чтобы поддержать подругу. Вячеслав сразу же заприметил красавицу и взял под свое крыло. Когда девушка поинтересовалась, почему именно ее, Зайцев лишь ответил: «Посмотрите в зеркало»
.

Миронова так и не вышла замуж, ведь все ее избранники были настолько ревнивыми, что почти все отношения заканчивались еще в самом начале. Лека по-настоящему влюбилась лишь однажды, повстречав литовца Антанаса
.

Романтические прогулки по вечерам и нежные поцелуи закончились, когда Лека узнала о членстве Антанаса в группировке с радикальными взглядами. Опасаясь за жизнь парня, Лека решила расстаться во избежание расправы над ним.

После неудачной любви манекенщица с головой погрузилась в работу, но и тут успех обошел ее стороной. Один из членов Центрального Комитета видел Миронову лишь как объект своих желаний и настаивал на интимной близости.

За отказ в предоставлении эскорт-услуг и проведения съемок ню для представителей номенклатуры Лека Миронова поплатилась карьерой. «Меня полтора года не приглашали на работу, строчили анонимные кляузы, угрожали и камнем пристукнуть…»
– вспоминает Миронова.

Лека до сегодняшних дней остается грациозной и утонченной моделью. Даже когда манекенщице перевалило за 70, Лека продолжает выходить на подиум. Более того, она сотрудничает с Зайцевым уже более 50 лет!

Прискорбно осознавать, что прихоти чиновников становились препятствием для продвижения по карьерной лестнице в индустрии красоты . А ведь у советских девушек были все шансы утвердиться на мировом поприще модельного бизнеса – с такими красавицами, как Лека Миронова, это не составило бы никакого труда.

После ухода

В конце концов Лека устала бороться. Она подала заявление об уходе, при этом указав, что на этот шаг ее просто вынудили. Мироновой советовали переписать бумагу, но она наотрез отказалась это делать. Последствия такой принципиальности оказались плачевными: манекенщицу перестали показывать по телевидению, не приглашали на показы и съемки. С большим трудом ей удалось устроиться в Дом моделей в подмосковных Химках, где Миронова отработала больше 20-ти лет. За все эти годы она ни разу не обнародовала имена своих обидчиков из ЦК, мотивируя это тем, что их дети и внуки еще живы.

Сегодня Леке Мироновой уже за 70, но она продолжает дружить с Вячеславом Зайцевым и даже иногда выходит на подиум. Она по-прежнему хороша собой и прямо держит спину. «Советская Одри Хепберн» советует всем поступать, как она, а именно никогда не сдаваться.

“Юнона и Авось” по-советски

Лека (полное имя – Леокадия) Миронова – одна из самых известных советских моделей. Как и большинство манекенщиц того времени, в Дом моделей на Кузнецком мосту она попала случайно: пришла поддержать подружку, там ее увидел начинающий модельер Вячеслав Зайцев, и тут же предложил остаться работать. Лека только-только окончила школу. Занималась балетом, но с танцами пришлось расстаться из-за болезни ног. Хотела поступать на архитектурный факультет, но тоже не сложилось из-за проблем со зрением. И девушка согласилась попробовать себя в роли манекенщицы.

Позднее Лека много раз вспоминала этот момент с благодарностью, повторяя в интервью: “Родители подарили мне жизнь, а Слава Зайцев – профессию”. Она стала настоящей его музой, одной из любимых моделей. Ни он, ни она тогда и подумать не могли, что их сотрудничество продлится больше полувека.

В отличие от Регины Збарской, Милы Романовской и других известных советских манекенщиц, Лека Миронова была “невыездной” из-за своего происхождения. Ее родители, театральные деятели, были потомками дворянских родов. Тем не менее, за рубежом Леку знали и называли “русской Одри Хепберн” за внешнее сходство с великой актрисой. После съемок в американском фильме “Три звезды Советского Союза” (одной из них, к слову, была Майя Плисецкая), Леку пригласили на парад лучших манекенщиц мира. Но за границу ее так и не выпустили.

Лека Миронова – одна из первых, кто открыто заговорил о домогательствах красавиц со стороны власть предержащих.

Мужчины, наделенные властью, во все времена убеждены: все самое красивое в мире должно принадлежать им. Сколько сломанных женских судеб! – рассказывала в одном из интервью Лека Миронова. – Во время международных показов партийцы, приставленные следить за моральным обликом девушек, приходили в номера с вином. А получая от ворот поворот, начинали мстить.

Сама Лека также была одной из пострадавших. Ни разу, ни одному изданию она не назвала имя человека, поломавшего ее карьеру, “потому что живы его дети и внуки”, – объясняла она. Но о том, как в один миг перед ней закрылись двери в профессию, как полтора года сидела без работы и жила чуть ли не впроголодь, как грозили посадить ее за тунеядство, но она так и не уступила, рассказывала охотно.

В конце 1960-х меня захотели поставить в эскорт сильных мира сего. Наше начальство открыто говорило: “Либо ты будешь с нами, либо с ними”. А я говорила, что ни там, ни там не буду. За что потом поплатилась, – вспоминала Лека.

Личная жизни у Леки Мироновой не сложилась – красота гарантирует внимание мужчин, но не женское счастье. Она была замужем за телережиссером, но рассталась с супругом, когда тяжело заболела мама и нужно было за ней ухаживать

Между мамой и мужем она выбрала маму. Но была в ее жизни и большая любовь – к фотографу из Литвы по имени Антанис. Мимолетно увидевшись на каком-то показе, они влюбились друг в друга с первого взгляда. Но по-настоящему познакомились только через несколько лет. Их роман длился два года, но прибалтийские националисты угрожали Антанису: “Если ты будешь с этой русской встречаться, мы тебя прибьем. А она приедет к тебе, мы и ее на тот свет отправим. А если сам уедешь в Москву, мы твою мать с сестрой в живых не оставим”. Лека испугалась за жизнь Антаниса и предпочла расстаться. Но любила его всю свою жизнь, так и не подпустив к себе больше ни одного мужчину, оставшись одинокой и без детей. Его личная жизнь тоже не сложилась – после Леки он так и не женился. Такой вот вариант “Юноны и Авось” по-советски.

Культовая фигура в мире советской моды, давно перешагнувшая семидесятилетний рубеж, до сих пор принимает участие в показах новых коллекций. Женщина с очень непростой судьбой излучает оптимизм и радуется каждому дню. Мечта многих мужчин одинока и всю жизнь хранит память о своей трепетной любви.

Современных моделей доводят до истощения

– Вас как-то учили искусству подиума?

Нет, тогда не было никакой школы. Это сейчас занимаются с манекенщицами и делают из красивых девочек что-то такое умопомрачительное. Они все красивые, но все разные, а их под одну гребенку причешут, вместо глаз как будто стекляшки вставят… Как сейчас манекенщицы ходят по подиуму, тогда это нам только в страшном сне могло присниться. Никто бы не поверил, что такое может стать модным.

Мы выступали как артисты, у каждого была своя роль, и все должно сочетаться. Музыка стимулирует, под нее легко идти. Допустим, верхняя одежда – более серьезная музыка идет, потом костюмы – тоже серьезная, но другая.

Какие-то нарядные вещи, вечерние, свадебные – более легкая, воздушная. Музыка идет в тему, и конечно, человек должен идти в ритме музыки, тогда получается авторская работа модельера. Манекенщица – тоже творческий человек. Когда все это совпадает – получается гармония.

– Раньше манекенщицы были более женственные, помягче формами. Сейчас они такие тощие, что, видимо, больны, у них гормональные процессы в организме нарушены. Это совсем не то, к чему нужно стремиться женщине.

Я боюсь, что меня кто-нибудь может просто побить, потому что я борюсь с этим. И сейчас манекенщицы идут по подиуму как на эшафот. Они все какие-то безжизненные, какие-то синтетические куклы, при всем при том, что они все очень красивые от природы.

– Считается, что в советское время были не очень красивые платья…

Конечно, был дефицит на все, на хорошую одежду особенно. Но модели были прекрасные. Наши модельеры старались и творили, доставали какие-то кусочки ткани, для того чтобы делать модели.

– А куда потом отправляли платья с ваших показов?

Отправляли в какой-то специальный магазин для начальства. Были всякие министерские, обкомовские, горкомовские и другие спецраспределители. Там могли покупать только эти важные люди.

Модельная карьера

Кто бы мог подумать, что будущая слава придет совсем неожиданно, причем оттуда, откуда ее совсем не ждешь. Как-то раз подруга попросила Леку сходить с ней за компанию на швейную фабрику. Именно здесь происходит ее первая встреча с модельером Вячеславом Зайцевым. Тогда он только был ну пути к славе, но успел за считанные минуты оценить данные Леки и предложить ей поработать у него манекенщицей. Эта встреча положила начало творческому тандему, который длится по сегодняшний день. Этот день сама Миронова всегда вспоминает с трепетом и теплотой.

Всего лишь год понадобился Леке, чтобы стать популярной. Вскоре ее, уже известную на всей территории СССР, приглашают на работу в Дом моделей Советского Союза. Зайцев не смог отпустить любимую модель, и на новую работу они отправляются уже вместе. Первую официальную награду Лека получает в 1967 году — ей присваивают звание лучшей манекенщицы СССР. Но в то время работать моделью считалось не престижным, да и манекенщиц, как правило, приравнивали порой к девушкам легкого поведения. Но в свой адрес Лека никогда не слышала подобного. В свою очередь, западные дизайнеры и модельеры все чаще начинают сравнивать ее с Одри Хепберн, внешне женщины были похожи как две капли воды.

Славе Зайцеву очень понравилась у нас квашеная капуста он даже добавки попросил

— Наверняка красота везде открывала вам двери

 — Бывало и наоборот. С Зайцевым я проработала до 1972 года и вынуждена была уйти из Общесоюзного дома моделей по неприятным причинам. На меня начали оказывать давление высокопоставленные лица. Настойчиво предлагали стать, как бы это сказать девушкой эскорта. Фамилий называть не хочу — у них же есть дети, внуки, которые не должны страдать. К слову, преследовали не только меня. У двух наших манекенщиц дети родились, как говорили, от Берии.

*И сегодня Лека Миронова — действующая манекенщица

— Неужели никак нельзя было противостоять приставаниям? Или хотя бы просто игнорировать их?

 — Мне намекнули: если не соглашусь, у меня возникнут крупные неприятности. Вплоть до машины из-за угла. Подстроить могли что угодно. Например, мы работали с дорогими украшениями. Подбросили бы драгоценности в сумку и обвинили бы в воровстве. Я приняла решение уйти. Написала заявление о вынужденном уходе, объяснила причину. Меня вызвали в Министерство легкой промышленности и попросили заявление забрать. Я не согласилась.

С тех пор боялась ходить одна по улицам Меня всюду сопровождала мама. Просить поддержки у Славы не стала — не хотела его вмешивать в свои беды. Полтора года не работала, а потом устроилась в областной дом моделей города Химки.

— Признайтесь, а Зайцев, когда увидел вас тогда впервые, приударял за вами?

 — Об этом и речи быть не могло! В то время у него была большая любовь с его женой Мариной. Их сынишке Егору исполнилось два года. Не раз я бывала у них дома. Жили они в коммунальной квартире, занимали одну комнату, обустроив ее с большим вкусом. Как-то и Слава приезжал ко мне в гости в подмосковную Тарасовку, где мой папа работал директором гостиницы спортивной базы «Спартак».

К слову, отец был одним из инициаторов организации этого спортивного общества, а в блокадном Ленинграде организовал знаменитый футбольный матч, чтобы поднять ленинградцам дух и вселить веру в победу.

Мама моя очень вкусно готовила. Угощали Славу пирогами с картофелем, луком и салом. И еще ему очень понравилась квашеная капуста — даже добавки попросил, а сок от нее выпил прямо из тарелки. «Вы меня простите, пожалуйста, — сказал. — Я понимаю, что это неприлично, но еще более неприлично оставить такую вкуснотищу в тарелке».

Слава очень непосредственный человек (улыбается). Мы и сейчас общаемся с ним и с его сыном Егором. Любим смотреть фотографии, вспоминать о былом

— Сегодня многие модели в открытую признаются, что рассматривают свою профессию как способ удачно устроить личную жизнь. Как было в вашем случае?

 — Я не постельный человек. Когда вспоминаю о своей любви, в сердце будто нож вонзается. Будучи в Вильнюсе, познакомилась с потрясающим юношей — фотографом Антанасом. Мне было почти 30 лет, он на восемь младше. Это была любовь с первого взгляда. Мы гуляли по утонувшему в снегу городу, посещали старинные литовские замки. Как говорится, светились от счастья! Потом Антанас стал прилетать ко мне в Москву. Строили планы, собирались венчаться в Вильнюсском костеле. Но быть вместе нам было не суждено. Антанасу прочили женитьбу на ме-

стной девушке. Начались угрозы. Я боялась за его безопасность. И приняла решение расстаться, ничего не объясняя. Он слал мне телеграммы с признаниями в любви, а я только отвечала: «Желаю счастья».

— Вы так и не вышли замуж, хотя наверняка от поклонников не было отбоя, не родили детей. Не жалеете?

 — Мне не один раз делали предложения руки и сердца, красиво ухаживали, но все это было совсем не то Детей же, признаюсь, я иметь никогда не хотела, потому что очень люблю их. Не желала бы, чтобы ребенок повторил мою судьбу, чтобы прошел через те испытания, которые выпали на мою долю.

Стать моделью никогда не мечтала

 — Со Славой Зайцевым судьба свела меня случайно, — вспоминает Лека Миронова. — В 1962 году подруга предложила зайти к ее приятельнице на экспериментально-техническую швейную фабрику. Вдруг в комнату, где мы общались, вошел Слава Зайцев. Увидев меня, воскликнул: «Ой, какая девочка!» И тут же предложил стать его манекенщицей. Я поначалу засомневалась. Но он стремительно направился с просьбой взять меня на работу к своей начальнице. И буквально на следующий день я стала его сотрудницей. Признаться, быть моделью никогда не мечтала. Согласилась лишь потому, что незадолго до окончания школы начала сильно терять зрение. Со школьной скамьи мечтала стать архитектором, но учиться в архитектурном вузе, где один из главных предметов — черчение, не смогла бы. Левый глаз практически перестал видеть

*В 1967 году на международном фестивале моды в Лужниках Лека Миронова была признана лучшей манекенщицей Советского Союза

— Сколько лет вам было в момент знакомства с Зайцевым?

 — 21 год. А в 22 меня пригласили работать в Общесоюзный дом моделей. Слава сказал: «Соглашайся. Я тоже приду туда следом». Спустя год в знаменитом парижском журнале «Пари матч» появилась фотография с подписью «Вячеслав Зайцев и его прима Лека».

— Такому стремительному карьерному росту многие нынешние модели могли бы позавидовать. Вас сравнивали с кинозвездой Одри Хепберн

 — Да, это так. В 1964 году я участвовала в показе, устроенном для дипломатов Великобритании и США в московской гостинице «Советская». Американцы тогда отметили, что я очень похожа на Одри Хепберн, только ростом повыше. К слову, причесывал меня перед выходом на подиум Слава Зайцев — он мастер на все руки.

После показа меня окружила вниманием американская съемочная группа. Одной из целей их визита в Москву было создание фильма «Три звезды Советского Союза»

Режиссер признался, что ехали они снимать картину о знаменитом легкоатлете Валерии Брумеле, рекорд которого по прыжкам в высоту не мог побить никто в мире в течение 10 лет, и о несравненной балерине Майе Плисецкой. Третью кандидатуру им предстояло найти на месте. Увидев меня на показе, режиссер воскликнул: «Вот она, третья звезда!» — и пригласил на съемки.

Правда, обернулись они для меня большими неприятностями — спецслужбы напрочь лишили меня покоя. Все интересовались: «Для чего вы с ними работали? Зачем снимались?»

На долгие годы я стала невыездной. Было обидно. В 1967-м на международном фестивале моды, который проходил в Лужниках, жюри признало меня лучшей манекенщицей СССР. Обо мне снимало фильм канадское телевидение, меня пригласили участвовать в параде лучших манекенщиц мира, который должен был проходить в Нью-Йорке, Лондоне и Париже, предлагали работу по контракту в США с гонораром в две тысячи долларов в час. В то время моя месячная зарплата в Доме моделей была всего 76 рублей. Для сравнения: уборщица получала 60 рублей. Причем ей выдавали халат, ведро, тряпки и моющие средства. А нам — ничего!

Но выглядеть мы должны были на уровне. Работать по совместительству манекенщицам тоже не позволялось. Увы, никуда поехать мне тогда так и не удалось — не выпустили.

— Неужели Зайцев не мог составить вам протекцию?

 — Он в те годы и сам невыездным был. Его ведь тоже сколько раз приглашали! Когда иностранцы видели, как нестандартно Зайцев работает, восхищались. Но, к сожалению, и он поехать не мог.

Месть за несговорчивость

По словам самой Леокадии Мироновой, партийные боссы не единожды намекали ей на интимную близость, но всякий раз манекенщица отвечала категорическим отказом. А однажды ее привезли на фотосессию, которая, как оказалась, была организована для журнала, предназначенного для высокопоставленных членов ЦК. Сниматься нужно было обнаженной. Узнав об этом уже на месте, Миронова, устроив в студии погром, просто сбежала.

С этого момента Лека находилась под постоянным наблюдением сотрудников КГБ. Где бы ни появлялась манекенщица, за ней повсюду следовали люди в штатском. Девушку не выпускали на показы за границу и запугивали даже ее родственников. Мать Мироновой неоднократно вызывали на беседы в соответствующие органы, а как-то раз даже чуть не закрыли в психиатрической больнице. Женщину спасла находчивость дочери. Когда в квартиру явились санитары, в гости к Мироновым приехал родственник, который жил в Болгарии. Лека представила его медикам, как иностранца. Те не стали вдаваться в детали и ретировались.

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector